Ru Eng
     
Карта сайта
МГИМ имени А.Г.Шнитке – многоуровневый образовательный комплекс, осуществляющий образовательную деятельность по программам дополнительного, профессионального среднего и высшего образования.


Главная / О МГИМ / Хроника жизни и творчества Альфреда Шнитке
 
Хроника жизни и творчества Альфреда Шнитке
Хроника жизни и творчества Альфреда Шнитке
Молодые годы
1934. 24 ноября. В городе Энгельсе Саратовской области, тогда – столице Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья – в семье журналиста и русско-немецкого переводчика Гарри Викторовича Шнитке и его жены, преподавателя немецкого языка Марии Федоровны Фогель, родился старший сын Альфред Шнитке. Обе родительские ветви прибыли в разное время из Германии. Гарри Викторович – по происхождению из прибалтийских евреев, говоривших на немецком, родился во Франкфурте-на-Майне, в 1926 году прибыл в Советский Союз. Мария Федоровна – из волжских немцев-крестьян, которые приехали в Россию еще более 200 лет назад по приглашению Екатерины II. В доме говорили на русском и немецком языках. Среди огромного количества книг, которые читала вся семья, многие были на немецком языке. 
1941. На годы войны пришлось начало сознательного детства будущего композитора.
28 августа. Через два месяца после начала войны по приказу Сталина началась депортация немцев Поволжья – за Урал, в Сибирь. Как пишет В.Холопова « по словам Альфреда «выезд немцев – это была страшная история». Семье удалось остаться в городе, так как отец смог доказать свою еврейскую, а не немецкую национальность. Затем он добился отправки на фронт. 
1945 - 1946 
Первые яркие музыкальные впечатления и пробы сочинительства. Из воспоминаний А.Шнитке: «В 45-46 году всем вернули конфискованные на время войны приемники, и я стал слушать музыку, причем предпочитал оперы. И если вспомнить первые мои попытки не то что сочинять, а скорее фантазировать (нот я тогда не знал), то это были какие-то неопределенные оркестровые представления, которые я теперь расшифровываю как тремоло и высокие деревянные духовые, возникающие под влиянием прослушанной «Шехерезады» или «Испанского каприччио», в общем, что-то в этом роде. И, кроме того, (никаких тогда у меня музыкальных инструментов не было) я помню, мне попалась какая-то губная гармошка, от которой я никак не мог оторваться, без конца импровизируя и чувствуя себя в Раю». 
1946 -1948
 Вена. Гарри Викторович Шнитке вызывает семью в Вену, где он после войны был оставлен для работы переводчиком в газете «Osterreichische Zeitung». Из воспоминаний А. Шнитке: «Для подростка 12-14 лет эта Вена определила всю его жизнь. … После пустынного, лежащего вне времени города-сарая Энгельса – прекрасная, вся заряженная историей Вена, каждый день – счастливое событие, везде что-то новое: Хофбург, дер Грабен, Карлскирхе, Бельведер, Шенбрунн, собор св. Штефана – многое в развалинах и пепле, но и в разбитом состоянии гордое и жизнестойкое».  
 В Вене раскрываются музыкальные способности Шнитке. Он самостоятельно научился играть на аккордеоне, который в качестве премии выдали отцу. Тогда же он начал брать уроки игры на фортепиано у пианистки Шарлотты Рубер. Из воспоминаний А.Шнитке: «Фрау Рубер дает много свободы, играет со мной в четыре руки, хвалит меня, пытается уговорить моих родителей дать мне музыкальное образование... Здесь же дома не было инструмента, но я клянчу у всех знакомых, у кого он есть, хожу в пустое офицерское казино, играю всегда, когда рядом со мной есть рояль, пытаюсь сочинять, слушаю «Валькирию» и «Похищение из сераля» в Staatsoper. «Паяцев» и «Сельскую честь» в Volksoper. Слушаю Девятую Бетховена с Й.Крипсом и Седьмую Брукнера с О.Клемперером и т.д. – хочу стать композитором». 
1948. Возвращение из Вены. Семья Шнитке поселяется в Подмосковье, в Валентиновке. Альфред заканчивает семь классов общеобразовательной школы. Занятия по фортепиано не возобновились, но желание сочинять и играть не оставляет его. Он самостоятельно изучает книги по теории, гармонии, форме, читает «Основы оркестра» Римского-Корсакова, но одному разобраться слишком трудно. В музыкальной школе, как переростку, предлагают учиться на контрабасе, отметив его способности. 
1949. Август. Зачисление в музыкальное училище имени Октябрьской революции на хоровое отделение. О возможности поступления в училище Шнитке узнает случайно, за три дня до вступительных экзаменов. Из воспоминания А. Шнитке: «Отец встретил одного знакомого, у которого в гостях был бухгалтер музыкального училища. Этот бухгалтер дает мне записку к заведующему учебной частью. Завучем был теоретик Борис Константинович Алексеев. Меня послали на экзамен по сольфеджио. Диктант я написал. А по элементарной теории я отвечал таким образом (у меня нет абсолютного слуха): все ноты называл по до мажору, но правильно…» . Шнитке всегда с большой благодарностью вспоминал Б.К Алексеева, который в 14 летнем подростке, с двухлетней музыкальной подготовкой, сумел увидеть то, что, по словам композитора, не видел тогда он в себе сам. 
 На одном курсе с А. Шнитке учились весьма известные в дальнейшем музыканты: теоретик Ю.Н. Бычков, автор многочисленных трудов, много лет преподававший в РАМ им. Гнесиных, в данный момент – заведующий кафедрой теории и истории музыки МГИМ им. А.Г.Шнитке; баянист В.Д. Накапкин, видный педагог, воспитавший целую плеяду талантливых музыкантов. По классу дирижирования Шнитке занимался у С.И.Кирпичниковой. 
 Огромное влияние на становление будущего композитора оказал яркий музыкант, прекрасный преподаватель фортепиано Василий Михайлович Шатерников. Он обладал особой системой обучения, которая давала ученикам возможность быстро развиваться на начальном этапе. Но главным его даром была способность увлечь и развить своих учеников не только пианистически, но и общемузыкально. Он был «фанатически одержимым музыкантом».  
 Серьезно готовясь к поступлению в консерваторию на композиторский факультет, Шнитке в течение трех лет берет частные уроки у известного профессора-теоретика Иосифа Яковлевича Рыжкина, занимаясь с ним последовательно гармонией, анализом форм, полифонией и композицией. Под руководством Рыжкина Альфред написал много произведений, с некоторыми из них поступал в консерваторию. Рыжкин был доволен творческими успехами своего способного ученика, но неординарность его музыкального языка вызывала у него беспокойство. «Меня радовало выполнение им письменных заданий, но они же тревожили меня ростками «запредельности»; тогда еще очень скромными, но все же указывающими на тенденцию, для которой не было места в ситуации того времени».  К училищным годам относятся и первые самостоятельные технические упражнения в додекафонной технике. 
1953. Июнь. А.Шнитке с отличием окончил училище, и был рекомендован для поступления в высшее музыкальное учебное заведение.
Консерватория.
1953. Август. Поступление в Московскую консерваторию на композиторский факультет. По совету Рыжкина Шнитке подает заявление в класс композиции Евгения Кирилловича Голубева. Великолепный музыкант, интеллектуал, безупречно владеющий композиторской техникой, Голубев создал свою творческую школу. Среди его учеников – Андрей Эшпай, Александр Холминов, Татьяна Николаева, Альфред Шнитке, Константин Баташов и другие талантливые музыканты. Мыслящий, эрудированный Шнитке отвечал требованиям учителя к композитору-художнику: «…История не знает больших композиторов, обладающих узким общественным и общекультурным кругозором, и поэтому человек с ограниченным кругозором никогда не станет большим композитором» . 
 Поступив в консерваторию, Шнитке попал в атмосферу профессиональных занятий, общений и контактов. Огромное влияние на всех студентов теоретико-композиторского факультета тех лет оказывало Научное студенческое общество (НСО). Его возглавлял тогда Эдисон Денисов. На собраниях НСО прослушивались в записи или исполнялись сочинения XX века, написанные в разных стилях. Многие произведения можно было слушать, только имея специальное разрешение. По словам В. Холоповой, ставшей после Денисова председателем НСО, «НСО консерватории, особенно денисовское, было самым настоящим «окном в Европу», никто из крупных московских композиторов и музыковедов не стал бы, наверное, самим собой, если бы не прошел через эту лабораторию нового музыкального мышления».  Шнитке принимал активное участие в работе НСО и входил в его совет. 
 Одновременно со Шнитке в консерватории училась целая плеяда талантливых композиторов: А.Караманов, Э. Денисов, В. Овчинников, Р. Леденев, Н. Сидельников, А. Николаев, А. Пирумов; заканчивали консерваторию Р.Щедрин, А.Флярковский; учились в аспирантуре А.Эшпай и А.Пахмутова. На последних курсах, как отмечает Шнитке, он испытывал влияние Д. Шостаковича, К.Орфа (краткое), а к моменту окончания консерватории интересовался больше П. Хиндемитом и А.Шенбергом. 
 В консерватории Альфредом Шнитке было написано много сочинений. В архиве сохранились романсы: «Сумрак» на стихи Ф.Тютчева, «Березка» на стихи С.Щипачева , Шесть прелюдий для фортепиано, Соната для скрипки и оркестра, Симфония для симфонического оркестра, хор на стихи А. Прокофьева, скерцо для оркестра, сюита для струнного оркестра, концерт N 1 для скрипки с оркестром.
 На пятом курсе Шнитке пишет дипломное сочинение ораторию «Нагасаки» для меццо-сопрано, смешанного хора и симфонического оркестра на тексты А.Софронова. Г. Фере, Е. Эйсаку, С. Тосон. Это яркое эмоциональное сочинение, воплощающее ужасы атомного взрыва и его последствий. А. Шнитке об оратории «Нагасаки»: «В оратории – это все, что олицетворяет собой смерть с ее безжалостностью, жестокостью, дикую в своей бессмысленности, то есть все античеловеческое, ужасное и страшное… Произведение было для меня очевидно очень важным и было написано совершенно искренне… По моим ощущениям – это сочинение было тогда «левым». Таким оно казалось… слушателю. Из «левого» там была линеарная тональность и атональные эпизоды, строившиеся на многозвучных аккордах. Причем, это были не столько атональные, сколько микроладовые структуры – нагромождения бартоковского или шостаковического типа».  Оратория сделала Альфреда Шнитке известным, но, несмотря на это, композитор не включил ее в общий каталог своих зрелых сочинений, как и, впрочем, все сочинения консерваторского периода, кроме Первого скрипичного концерта.
1958 - 1962 Аспирантура. 
Шнитке продолжает заниматься в классе Е. Голубева. Из беседы с Шульгиным: «Этот период я бы охарактеризовал, как время неудачных попыток войти в дружеские отношения с Союзом композиторов, как время, когда я написал, наверное, самое худшее свое сочинение «Песни войны и мира». Заказ на это произведение я получил от Союза композиторов… После этого возникло странное состояние какой-то зависимости от заказных идей. Мне была заказана «Поэма о космосе», шла речь о двух операх с двумя театрами – всего лишь с Большим и Станиславского. У последнего – это должна была быть опера про негров, а в Большом – про борьбу за мир. В результате я должен был примирить какие-то свои музыкальные поиски с официальными сюжетами, а это, конечно, оказалось невозможным. Возникавшие уступки и привели к вполне заслуженному мною наказанию, так как все это исполнено, конечно, не было» . 
В каталог своих сочинений из периода аспирантуры Шнитке включил лишь Концерт для фортепиано с оркестром в трех частях (1960). Его первое исполнение состоялось в том же году в Большом зале консерватории (дирижер В. Бахарев, солист Л. Брумберг). В период работы над концертом Шнитке увлекался Хиндемитом, изучал его книгу «Руководство к сочинению». 
В годы аспирантуры началась научно-теоретическая деятельность А. Шнитке. По словам В. Холоповой «Способности Альфреда к науке не уступали его способностям к сочинению музыки. Он написал в течение жизни ряд значительнейших статей, изученных специалистами вдоль и поперек и ставших классикой отечественного музыкознания. И мы к его мыслям будем неоднократно возвращаться».  В 1960-61 годах в «Советской музыке» публикуются его первые статьи о Гранте Григоряне, Романе Леденеве, Алемдаре Караманове.
 Во время учебы в аспирантуре Шнитке начал преподавать: сначала в музыкальной школе, потом в Музыкальном училище имени Октябрьской революции (1960-1961).
Шестидесятые годы
 Начало шестидесятых. «Время нового обучения после консерватории». Шнитке расширяет свое знакомство с современной музыкой авангарда, что происходило не без влияния Эдисона Денисова, которого композитор называл «началом русского авангарда». Прослушивалось большое количество записей, проигрывалось много новой музыки, которые открыли глаза многим композиторам на то, что было запретно долгое время
1961 – брак с пианисткой Ириной Катаевой. 
1963 – приезд в Москву итальянского композитора Луиджи Ноно. По воспоминаниям А. Шнитке: «Встреча с Ноно… во многом оказалась решающим моментом для моего окончательного поворота на путь «левых заскоков» с компромиссного пути. Именно тогда я понял бесповоротно, что мне нужно учиться. Да и сам Ноно говорил мне о том же. … С этого момента я бесповоротно занялся изучением партитур новой для себя музыки».  Столь же ощутимыми для композитора оказались влияния А. Пуссера, К. Штокхаузена, Д. Лигети, К. Пендерецкого, В. Лютославского, которые присылали молодым коллегам большое количество нот, магнитофонных записей, пластинок, книг. Шнитке методично изучает теоретические труды о новейшей музыке на разных языках, пишет научные статьи, посвященные проблемам оркестра и композиторским техникам XX века. 
Сочинения Шнитке 1962-68 годов в основном написаны в серийной технике. Они стали (как сочинения Эдисона Денисова и Софии Губайдулиной) знаменем русского авангарда, но исполнялись в основном в «неофициальных» залах.
С 1961 по 1972 год Альфред Шнитке преподает в Московской консерватории студентам-музыковедам чтение партитур и практическую инструментовку. Он, как и его друг-коллега Денисов, были настоящими просветителями, постоянно знакомя студентов с отечественной и зарубежной музыкой XX века.
Первая работа в кино – «Вступление» (реж. И. Таланкин). 
1964. Шнитке пишет два строго регламентированных сериальных сочинения: Музыка для камерного оркестра и Музыка для фортепиано и камерного оркестра. В них серийность строго организована не только звуковысотно, но и ритмически. 
 Вторая половине шестидесятых. 
Композитор начинает искать новые пути своего творчества. «Я помню свой разговор с Денисовым по этому поводу, – вспоминал Шнитке, – в котором пытался объяснить ему, что мой технологический энтузиазм кончился, и что я пытаюсь найти пусть более примитивный и менее гарантированный по качеству, но все же менее «поддельный язык»… С этого времени я стал уделять большое внимание в своей работе «непосредственному моменту», чем «конструктивному». 
1965. Рождение сына Андрея.
Композитор пишет сочинения, в которых отказывается от строгой рациональной регламентированности: «Диалог» для виолончели и 7 исполнителей решен в свободно-серийной технике. «Три стихотворения Марины Цветаевой» для меццо-сопрано и фортепиано основано на «чистом интонировании», следовавшим за текстом « … мне захотелось написать сочинение совершенно свободное как от технических догм серийной техники, так и технической инерции тональной музыки».  
1966. Второй скрипичный концерт для скрипки и камерного оркестра. Отходя от додекафонного метода, композитор не отвергает его полностью. Он продолжает использовать серийную технику, но пользуется ей свободно, как выразительным средством для воплощения художественного замысла. Этот одночастный концерт – ярчайшее произведение уже сложившегося автора. Впоследствии композитор прокомментировал свое сочинение, разобрав его по тактам, раскрыв заложенный в нем евангельский сюжет. 
С середины 60-х годов продолжается интенсивная работа в кино, которое практически «кормит» его и приносит известность. Он сотрудничает с талантливыми режиссерами: Э.Климовым («Похождение зубного врача»), С. Колосовым (телевизионный фильм «Вызываем огонь на себя»), А.Аскольдовым («Комиссар»), А.Хржановским («Стеклянная гармоника»)… 
 В музыкальном плане композитор оказался в ситуации раздвоения. С одной стороны он активно изучал и использовал в своих произведениях современные техники, с другой - работал с так называемыми «прикладными» жанрами в киномузыке. «В конце концов, я стал ощущать некоторое неудобство, некоторое раздвоение… Необходимо… этот разрыв преодолеть… Музыкальный язык должен быть единым, каким он был всегда, он должен быть универсальным. У него может быть крен в ту или иную сторону, но не может быть двух музыкальных языков. Развитие же музыкального авангарда приводило именно к сознательному разрыву и нахождению иного, элитарного языка. И я стал искать универсальный музыкальный язык…».  Композитор приходит к центральной идее своего творчества, которую он облекает в термин «полистилистика». Полистилистика подразумевает сочетание совершенно контрастных музыкальных стилей. 
1967. Первый выезд за границу. На фестивале «Варшавская осень» исполняется его «Диалог».
1968. «Серенада для скрипки, кларнета, контрабаса, фортепиано и ударных». Это сочинение стало одним из его первых полистилистических опытов. Наряду с серией и сериализмом, в нем использованы джазовая импровизация и алеаторная смесь вальсов, фокстротов, полек из его киномузыки. Схожая композиторская техника использована в Первой симфонии, которую он начал писать в 1968.
Соната № 2 для скрипки и фортепиано (Quasi unа Sonata). В сонате в шокирующем сопоставлении представлены разные эпохи в виде кратких отрывков и стилизованных цитат.
Семидесятые годы
1971. А. Шнитке выступает на Международном музыкальном конгрессе в Москве с докладом «Полистилистические тенденции в современной музыке», в котором впервые сформулировал сам термин полистилистика и изложил свою знаменитую концепцию. Доклад стал в некотором роде стилистическим манифестом музыки не только Шнитке, но и целого поколения российских композиторов XX века. 
1972. Завершение работы над Первой симфонией, которую он писал четыре года, не надеясь на ее исполнение. Симфония стала вершинным итогом его творческой деятельности шестидесятых годов. В четырехчастном цикле представлен широкий спектр полистилистических контрастов на фоне зрелищной театральной игры. 
Смерть матери композитора Марии Иосифовны Фогель. Шнитке тяжело переживает потерю. Он начинает работу над фортепианным квинтетом.
Середина семидесятых. Погружение в духовную и философскую литературу. Период интенсивно-духовных поисков, который сам композитор определил как «богоискательство». В середине 70-х годов в творчестве Шнитке наступает период, который принято называть «новой простотой». Он отличается «тихой», медитативной музыкой. Жанры, к которым он обращается, в основном камерные. 
1974. Премьера Первой симфонии в городе Горький (ныне – Нижний Новгород) 9 февраля с симфоническим оркестром Горьковской филармонии под управлением Геннадия Рождественского, которому она была посвящена. 
Начало работы над Четырьмя Гимнами для камерных ансамблей, которые он писал до 1979 года. В них отразился интерес композитора к православной духовной музыке. 
1975. Реквием для солистов, смешанного хора и инструментального ансамбля. Первые наброски Реквиема появились еще в 1972 году, при начальной работе над первой частью фортепианного квинтета. На этом материале А. Шнитке написал Реквием на латинском языке, который стал основной частью музыки к спектаклю театра имени Моссовета «Дон Карлос» по Шиллеру. Реквием как самостоятельное произведение впервые был исполнен в 1977 году в Будапеште. В Москве его слушали в магнитофонной записи, передавая ее друг другу из рук в руки. Из воспоминаний Е. Чигаревой: «Впечатление было сильнейшим. Помню, как плакал литературовед Сергей Бочаров. А поэт Арсений Тарковский написал потом в письме В.П. Бобровскому, что это музыка «и до XVIII и после нас».  
Умирает отец композитора Гарри Викторович Шнитке. В этом же году уходит из жизни высокопочитаемый Альфредом Шнитке Д. Шостакович.
Ноябрь. Шнитке пишет Прелюдию Памяти Д.Шостаковича для двух скрипок или одной скрипки и магнитофонной пленки. Вся пьеса соткана из инициалов Шостаковича – DEsCH, а появляющаяся монограмма BACH, по словам Шнитке «как голос свыше – вбирающий в себя одновременно и DEsCH, - здесь возникает как бы уход в исток».  
1976. Композитор завершает работу над мемориальным Фортепианным квинтетом. Музыкальное развитие сочинения основывается на «чисто интонационной основе ¬– … на работе с небольшой группой родственных мотивов хроматических по структуре».  
В этом же году Шнитке пишет сочинение, в котором тонкий юмор композитора, его блестящая способность к умной иронической шутке, создают атмосферу своеобразного театрального представления. Это в нескольких версиях музыкальная шутка «Moz-Art» и «Moz-Art a la Haydn» для различных музыкальных составов. Предназначалась она для новогоднего концерта камерного ансамбля Гидона Кремера. Музыкальный материал Моцарта (партия первой скрипки из утерянной партитуры пантомимы) Шнитке виртуозно компонует с применением остроумных политональных и полиладовых эффектов. Вместе с сценическими эффектами и шутками создается ощущение «сельского праздника, на котором звучит много музыки сразу в разных строях и все это исполняется по-своему очень остроумными музыкантами-любителями».  
1977. Шнитке создает первый из своих шести Concerto grosso для двух скрипок, клавесина, подготовленного фортепиано и струнных. Шестичастное произведение, сочиненное с мастерством уже зрелого композитора, представляет собой полистилистическую смесь из музыки автора к кинофильмам. 
Работа в кино. Среди наиболее известных фильмов – «Белорусский вокзал» (реж. А. Смирнов), «Агония» (реж. Э.Климов), «Восхождение» (реж. Л.Шепитько) и т.д.
А. Шнитке выезжает с гастролями на Запад. В Советском Союзе его сочинения, как и сочинения его коллег Денисова и Губайдулиной, практически не исполняют. Ему всячески мешают выехать за рубеж на фестивали с собственными сочинениями. Он участвует в исполнении своих произведений как клавесинист в ФРГ, Австрии и Франции в составе литовского камерного оркестра под управлением Саулюса Сондецкиса. 
Восьмидесятые – девяностые
Возрастание признания и популярности Альфреда Шнитке. Крупнейшие отечественные музыканты широко исполняют его сочинения в Союзе и за рубежом.
1980. Шнитке завершает работу над Второй симфонией. Сочинение было создано под впечатлением посещения композитора монастыря Сан-Флориан в Австрии, где работал и был похоронен Брукнер. В концепции и в форме симфонии параллельно сосуществуют и взаимодействуют два жанровых пласта: на шестичастный симфонический цикл накладывается рассредоточенная григорианская месса.
1981. Третья симфония. Она написана по заказу из Лейпцига в честь открытия нового концертного зала Gewandhaus. Симфония задумана как грандиозная панорама австро-немецкой музыки в исторической перспективе. В ней звучат более 30-ти монограмм композиторов – от Баха до Штокхаузена.
1983. История доктора Иоганна Фауста. Кантата для контр-тенора, контральто, тенора, баса, смешанного хора и оркестра. Немецкая версия текста взята из народной книги «История о докторе Фаусте», изданной И.Шписом в 1587 г.; русская версия – эквиритмический перевод В. Шнитке. В кантате использованы две заключительные главы книги, в которых описываются последние дни жизни Фауста, его смерть. Роль Мефистофеля в сочинении исполняют два солиста: контр-тенор, изображающий соблазняющего дьявола, и эстрадное контральто – дьявола карающего. В кульминационном эпизоде убийства Фауста дьявол-контральто исполняет арию в ритме танго – раскованного, нарочито эстрадного, по словам композитора создающего «шокирующий стилевой контраст» . 
Альфред Шнитке принимает крещение. Место крещение – Вена. Этому событию предшествовал путь сомнений и исканий. В Москве у него появляется духовник – православный священник Николай Анатолиевич Ведерников. Свою духовную позицию он высказал в беседе со своим учеником – «Бог один, но люди идут к нему разными путями.  
1984. Шнитке создает Четвертую симфонию. Ее внутренней программой стала католическая молитва «Розарий» – 15 эпизодов из жизни Богоматери, – которая повествуют о жизни Христа. В симфонии композитором создан оригинальный жанровый тип «симфонии-ритуала» с медитативным, статическим характером развития. С помощью стилизации культовой музыки композитор на симфоническом уровне излагает основную идею сочинения – сосуществование и единение разных религий.
1985. Активная творческая деятельность. До лета создано шесть крупных сочинений, среди которых: Струнное трио, Ритуал, Concerto grosso №3, Эскизы (хореографическая фантазия на темы Гоголя. Балет в одном действии) и, безусловно, две вершины в творчестве Шнитке – Альтовый концерт и Хоровой концерт на слова Григора Нарекаци. 
21 июля. У Альфреда Шнитке обнаруживают обширный инсульт.
сентябрь. Быстрое выздоровление. По настоянию композитора его выписывают домой, где он приступает к интенсивной работе. 
1986. Концерт для виолончели и оркестра N 1. В финале сочинения композитор использует подключение к виолончели микрофонного усиления, что создает яркий эмоциональный эффект. 
Балет Пер Гюнт по драме Г.Ибсена (балетмейстер - Джон Ноймайер). Удивительный по силе воздействия эпилог балета –Adagio – стал одним из шедевров XX века. По просьбе Мстислава Ростроповича композитор сделал переложение Эпилога для виолончели, фортепиано и хора (в записи). 
Присуждена Государственная премия РСФСР.
1987. Concerto grosso N 4 /Симфония N5/. Сочинение было написано к 100-летию Amsterdam Concertgebbouw Orchester. Примечательно объединение в этом произведении двух этих жанров, прошедших через все его творчество, а также прямое цитирование музыки Г.Малера. По собственному признанию композитора, всю музыку XX века он воспринимал через Малера, в творчестве которого видел для себя путь, противостоящий рациональному сериализму. 
Альфреду Шнитке присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Открылась возможность зарубежных поездок. Теперь композитор может присутствовать на репетициях и исполнениях своих сочинений.
На Западе начинаются фестивали музыки Шнитке.
1989. А. Шнитке получает специальную стипендию в Западном Берлине.
1990. А.Шнитке предоставлено двойное гражданство. Семья переезжает в Гамбург, где он начинает преподавать композицию в Гамбургском институте музыки и театра (Hochschule für Musik und Theater).
Фестиваль музыки Шнитке в Лондоне.
Первая монография о композиторе В.Холоповой и Е.Чигаревой
1991. 19 июля. Шнитке постиг второй инсульт. 20 сентября он уже дома, отказавшись пройти курс реабилитации. 
Композитор много и плодотворно работает. Он создает несколько больших сценических работ. Это оперы: «Жизнь с идиотом» (1991), «Джезуальдо» (1994), «История доктора Иоганна Фауста» (1994). Пишет Шестую, Седьмую и Восьмую симфонии и целый ряд небольших сочинений. В позднем творчестве вопросы композиторской техники отходят на второй план. Любой техникой Шнитке владеет уже в совершенстве. Его начинает волновать другое – возможность выразить новое ощущение бесконечности времени и бессмертия духовной жизни. Происходят изменения в музыкальном языке композитора: упрощается фактура, усиливается выразительное значение микроинтонаций, ослабляется роль синтаксической конструкции.
1992. Шнитке присвоена японская премия «Империал».
1993. Удостоен Государственной премии России и премии «Триумф».
1994. По всему миру проходят фестивали и концерты, приуроченные к 60-летию композитора.
Июнь. У Шнитке происходит третий инсульт, самый тяжелый по своим последствиям. Свой юбилей он встречает в госпитале, отныне ставшем его вторым домом, принимая множество поздравлений от друзей и почитателей его творчества. Поздравительная телеграмма приходит от Президента России Бориса Николаевича Ельцина. 
Осень. Первый крупный фестиваль музыки Альфреда Шнитке в Москве 
1996. Шнитке направляется письмо от коллектива педагогов Московского государственного института музыки, созданного на базе Музыкального училища им. Октябрьской революции, где он получил первое профессиональное музыкальное образование. В письме излагалась просьба к нему дать согласие на присвоение институту имени композитора. Альфред Шнитке дает свое согласие, считая это большой честью для себя. 
1997. Девятая симфония (начата в 1995). Последнее сочинение Альфреда Шнитке. Композитор не успел окончательно завершить партитуру. Ее окончание и оркестровую редакцию выполнил Геннадий Рождественский, под руководством которого состоялось первое исполнение в Москве 19 июня 1998 года. Новая редакторская версия была осуществлена Александром Раскатовым и исполнена в Дрездене 16 июня 2007 года.
1998. 3 августа. Смерть Альфреда Шнитке. 
Составитель – Т.С. Урбах 

Молодые годы

1934. 24 ноября. В городе Энгельсе Саратовской области, тогда – столице Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья – в семье журналиста и русско-немецкого переводчика Гарри Викторовича Шнитке и его жены, преподавателя немецкого языка Марии Федоровны Фогель, родился старший сын Альфред Шнитке. Обе родительские ветви прибыли в разное время из Германии. Гарри Викторович – по происхождению из прибалтийских евреев, говоривших на немецком, родился во Франкфурте-на-Майне, в 1926 году прибыл в Советский Союз. Мария Федоровна – из волжских немцев-крестьян, которые приехали в Россию еще более 200 лет назад по приглашению Екатерины II. В доме говорили на русском и немецком языках. Среди огромного количества книг, которые читала вся семья, многие были на немецком языке. 

1941. На годы войны пришлось начало сознательного детства будущего композитора.

28 августа. Через два месяца после начала войны по приказу Сталина началась депортация немцев Поволжья – за Урал, в Сибирь. Как пишет В.Холопова « по словам Альфреда «выезд немцев – это была страшная история». Семье удалось остаться в городе, так как отец смог доказать свою еврейскую, а не немецкую национальность. Затем он добился отправки на фронт. 

1945 - 1946 

Первые яркие музыкальные впечатления и пробы сочинительства. Из воспоминаний А.Шнитке: «В 45-46 году всем вернули конфискованные на время войны приемники, и я стал слушать музыку, причем предпочитал оперы. И если вспомнить первые мои попытки не то что сочинять, а скорее фантазировать (нот я тогда не знал), то это были какие-то неопределенные оркестровые представления, которые я теперь расшифровываю как тремоло и высокие деревянные духовые, возникающие под влиянием прослушанной «Шехерезады» или «Испанского каприччио», в общем, что-то в этом роде. И, кроме того, (никаких тогда у меня музыкальных инструментов не было) я помню, мне попалась какая-то губная гармошка, от которой я никак не мог оторваться, без конца импровизируя и чувствуя себя в Раю». 

1946 -1948

Вена. Гарри Викторович Шнитке вызывает семью в Вену, где он после войны был оставлен для работы переводчиком в газете «Osterreichische Zeitung». Из воспоминаний А. Шнитке: «Для подростка 12-14 лет эта Вена определила всю его жизнь. … После пустынного, лежащего вне времени города-сарая Энгельса – прекрасная, вся заряженная историей Вена, каждый день – счастливое событие, везде что-то новое: Хофбург, дер Грабен, Карлскирхе, Бельведер, Шенбрунн, собор св. Штефана – многое в развалинах и пепле, но и в разбитом состоянии гордое и жизнестойкое».  

В Вене раскрываются музыкальные способности Шнитке. Он самостоятельно научился играть на аккордеоне, который в качестве премии выдали отцу. Тогда же он начал брать уроки игры на фортепиано у пианистки Шарлотты Рубер. Из воспоминаний А.Шнитке: «Фрау Рубер дает много свободы, играет со мной в четыре руки, хвалит меня, пытается уговорить моих родителей дать мне музыкальное образование... Здесь же дома не было инструмента, но я клянчу у всех знакомых, у кого он есть, хожу в пустое офицерское казино, играю всегда, когда рядом со мной есть рояль, пытаюсь сочинять, слушаю «Валькирию» и «Похищение из сераля» в Staatsoper. «Паяцев» и «Сельскую честь» в Volksoper. Слушаю Девятую Бетховена с Й.Крипсом и Седьмую Брукнера с О.Клемперером и т.д. – хочу стать композитором». 

1948. Возвращение из Вены. Семья Шнитке поселяется в Подмосковье, в Валентиновке. Альфред заканчивает семь классов общеобразовательной школы. Занятия по фортепиано не возобновились, но желание сочинять и играть не оставляет его. Он самостоятельно изучает книги по теории, гармонии, форме, читает «Основы оркестра» Римского-Корсакова, но одному разобраться слишком трудно. В музыкальной школе, как переростку, предлагают учиться на контрабасе, отметив его способности. 

1949. Август. Зачисление в музыкальное училище имени Октябрьской революции на хоровое отделение. О возможности поступления в училище Шнитке узнает случайно, за три дня до вступительных экзаменов. Из воспоминания А. Шнитке: «Отец встретил одного знакомого, у которого в гостях был бухгалтер музыкального училища. Этот бухгалтер дает мне записку к заведующему учебной частью. Завучем был теоретик Борис Константинович Алексеев. Меня послали на экзамен по сольфеджио. Диктант я написал. А по элементарной теории я отвечал таким образом (у меня нет абсолютного слуха): все ноты называл по до мажору, но правильно…» . Шнитке всегда с большой благодарностью вспоминал Б.К Алексеева, который в 14 летнем подростке, с двухлетней музыкальной подготовкой, сумел увидеть то, что, по словам композитора, не видел тогда он в себе сам. 

На одном курсе с А. Шнитке учились весьма известные в дальнейшем музыканты: теоретик Ю.Н. Бычков, автор многочисленных трудов, много лет преподававший в РАМ им. Гнесиных, в данный момент – заведующий кафедрой теории и истории музыки МГИМ им. А.Г.Шнитке; баянист В.Д. Накапкин, видный педагог, воспитавший целую плеяду талантливых музыкантов. По классу дирижирования Шнитке занимался у С.И.Кирпичниковой. 

Огромное влияние на становление будущего композитора оказал яркий музыкант, прекрасный преподаватель фортепиано Василий Михайлович Шатерников. Он обладал особой системой обучения, которая давала ученикам возможность быстро развиваться на начальном этапе. Но главным его даром была способность увлечь и развить своих учеников не только пианистически, но и общемузыкально. Он был «фанатически одержимым музыкантом».  

Серьезно готовясь к поступлению в консерваторию на композиторский факультет, Шнитке в течение трех лет берет частные уроки у известного профессора-теоретика Иосифа Яковлевича Рыжкина, занимаясь с ним последовательно гармонией, анализом форм, полифонией и композицией. Под руководством Рыжкина Альфред написал много произведений, с некоторыми из них поступал в консерваторию. Рыжкин был доволен творческими успехами своего способного ученика, но неординарность его музыкального языка вызывала у него беспокойство. «Меня радовало выполнение им письменных заданий, но они же тревожили меня ростками «запредельности»; тогда еще очень скромными, но все же указывающими на тенденцию, для которой не было места в ситуации того времени».  К училищным годам относятся и первые самостоятельные технические упражнения в додекафонной технике. 

1953. Июнь. А.Шнитке с отличием окончил училище, и был рекомендован для поступления в высшее музыкальное учебное заведение.

Консерватория.

1953. Август. Поступление в Московскую консерваторию на композиторский факультет. По совету Рыжкина Шнитке подает заявление в класс композиции Евгения Кирилловича Голубева. Великолепный музыкант, интеллектуал, безупречно владеющий композиторской техникой, Голубев создал свою творческую школу. Среди его учеников – Андрей Эшпай, Александр Холминов, Татьяна Николаева, Альфред Шнитке, Константин Баташов и другие талантливые музыканты. Мыслящий, эрудированный Шнитке отвечал требованиям учителя к композитору-художнику: «…История не знает больших композиторов, обладающих узким общественным и общекультурным кругозором, и поэтому человек с ограниченным кругозором никогда не станет большим композитором» . 

Поступив в консерваторию, Шнитке попал в атмосферу профессиональных занятий, общений и контактов. Огромное влияние на всех студентов теоретико-композиторского факультета тех лет оказывало Научное студенческое общество (НСО). Его возглавлял тогда Эдисон Денисов. На собраниях НСО прослушивались в записи или исполнялись сочинения XX века, написанные в разных стилях. Многие произведения можно было слушать, только имея специальное разрешение. По словам В. Холоповой, ставшей после Денисова председателем НСО, «НСО консерватории, особенно денисовское, было самым настоящим «окном в Европу», никто из крупных московских композиторов и музыковедов не стал бы, наверное, самим собой, если бы не прошел через эту лабораторию нового музыкального мышления».  Шнитке принимал активное участие в работе НСО и входил в его совет. 

Одновременно со Шнитке в консерватории училась целая плеяда талантливых композиторов: А.Караманов, Э. Денисов, В. Овчинников, Р. Леденев, Н. Сидельников, А. Николаев, А. Пирумов; заканчивали консерваторию Р.Щедрин, А.Флярковский; учились в аспирантуре А.Эшпай и А.Пахмутова. На последних курсах, как отмечает Шнитке, он испытывал влияние Д. Шостаковича, К.Орфа (краткое), а к моменту окончания консерватории интересовался больше П. Хиндемитом и А.Шенбергом. 

В консерватории Альфредом Шнитке было написано много сочинений. В архиве сохранились романсы: «Сумрак» на стихи Ф.Тютчева, «Березка» на стихи С.Щипачева, Шесть прелюдий для фортепиано, Соната для скрипки и оркестра, Симфония для симфонического оркестра, хор на стихи А. Прокофьева, скерцо для оркестра, сюита для струнного оркестра, концерт N 1 для скрипки с оркестром.

На пятом курсе Шнитке пишет дипломное сочинение ораторию «Нагасаки» для меццо-сопрано, смешанного хора и симфонического оркестра на тексты А.Софронова. Г. Фере, Е. Эйсаку, С. Тосон. Это яркое эмоциональное сочинение, воплощающее ужасы атомного взрыва и его последствий. А. Шнитке об оратории «Нагасаки»: «В оратории – это все, что олицетворяет собой смерть с ее безжалостностью, жестокостью, дикую в своей бессмысленности, то есть все античеловеческое, ужасное и страшное… Произведение было для меня очевидно очень важным и было написано совершенно искренне… По моим ощущениям – это сочинение было тогда «левым». Таким оно казалось… слушателю. Из «левого» там была линеарная тональность и атональные эпизоды, строившиеся на многозвучных аккордах. Причем, это были не столько атональные, сколько микроладовые структуры – нагромождения бартоковского или шостаковического типа».  Оратория сделала Альфреда Шнитке известным, но, несмотря на это, композитор не включил ее в общий каталог своих зрелых сочинений, как и, впрочем, все сочинения консерваторского периода, кроме Первого скрипичного концерта.

1958 - 1962 Аспирантура. 

Шнитке продолжает заниматься в классе Е. Голубева. Из беседы с Шульгиным: «Этот период я бы охарактеризовал, как время неудачных попыток войти в дружеские отношения с Союзом композиторов, как время, когда я написал, наверное, самое худшее свое сочинение «Песни войны и мира». Заказ на это произведение я получил от Союза композиторов… После этого возникло странное состояние какой-то зависимости от заказных идей. Мне была заказана «Поэма о космосе», шла речь о двух операх с двумя театрами – всего лишь с Большим и Станиславского. У последнего – это должна была быть опера про негров, а в Большом – про борьбу за мир. В результате я должен был примирить какие-то свои музыкальные поиски с официальными сюжетами, а это, конечно, оказалось невозможным. Возникавшие уступки и привели к вполне заслуженному мною наказанию, так как все это исполнено, конечно, не было» . 

В каталог своих сочинений из периода аспирантуры Шнитке включил лишь Концерт для фортепиано с оркестром в трех частях (1960). Его первое исполнение состоялось в том же году в Большом зале консерватории (дирижер В. Бахарев, солист Л. Брумберг). В период работы над концертом Шнитке увлекался Хиндемитом, изучал его книгу «Руководство к сочинению». 

В годы аспирантуры началась научно-теоретическая деятельность А. Шнитке. По словам В. Холоповой «Способности Альфреда к науке не уступали его способностям к сочинению музыки. Он написал в течение жизни ряд значительнейших статей, изученных специалистами вдоль и поперек и ставших классикой отечественного музыкознания. И мы к его мыслям будем неоднократно возвращаться».  В 1960-61 годах в «Советской музыке» публикуются его первые статьи о Гранте Григоряне, Романе Леденеве, Алемдаре Караманове.

Во время учебы в аспирантуре Шнитке начал преподавать: сначала в музыкальной школе, потом в Музыкальном училище имени Октябрьской революции (1960-1961).

Шестидесятые годы

Начало шестидесятых. «Время нового обучения после консерватории». Шнитке расширяет свое знакомство с современной музыкой авангарда, что происходило не без влияния Эдисона Денисова, которого композитор называл «началом русского авангарда». Прослушивалось большое количество записей, проигрывалось много новой музыки, которые открыли глаза многим композиторам на то, что было запретно долгое время

1961 – брак с пианисткой Ириной Катаевой. 

1963 – приезд в Москву итальянского композитора Луиджи Ноно. По воспоминаниям А. Шнитке: «Встреча с Ноно… во многом оказалась решающим моментом для моего окончательного поворота на путь «левых заскоков» с компромиссного пути. Именно тогда я понял бесповоротно, что мне нужно учиться. Да и сам Ноно говорил мне о том же. … С этого момента я бесповоротно занялся изучением партитур новой для себя музыки».  Столь же ощутимыми для композитора оказались влияния А. Пуссера, К. Штокхаузена, Д. Лигети, К. Пендерецкого, В. Лютославского, которые присылали молодым коллегам большое количество нот, магнитофонных записей, пластинок, книг. Шнитке методично изучает теоретические труды о новейшей музыке на разных языках, пишет научные статьи, посвященные проблемам оркестра и композиторским техникам XX века. 

Сочинения Шнитке 1962-68 годов в основном написаны в серийной технике. Они стали (как сочинения Эдисона Денисова и Софии Губайдулиной) знаменем русского авангарда, но исполнялись в основном в «неофициальных» залах.

С 1961 по 1972 год Альфред Шнитке преподает в Московской консерватории студентам-музыковедам чтение партитур и практическую инструментовку. Он, как и его друг-коллега Денисов, были настоящими просветителями, постоянно знакомя студентов с отечественной и зарубежной музыкой XX века.

Первая работа в кино – «Вступление» (реж. И. Таланкин). 

1964. Шнитке пишет два строго регламентированных сериальных сочинения: Музыка для камерного оркестра и Музыка для фортепиано и камерного оркестра. В них серийность строго организована не только звуковысотно, но и ритмически. 

Вторая половине шестидесятых. 

Композитор начинает искать новые пути своего творчества. «Я помню свой разговор с Денисовым по этому поводу, – вспоминал Шнитке, – в котором пытался объяснить ему, что мой технологический энтузиазм кончился, и что я пытаюсь найти пусть более примитивный и менее гарантированный по качеству, но все же менее «поддельный язык»… С этого времени я стал уделять большое внимание в своей работе «непосредственному моменту», чем «конструктивному». 

1965. Рождение сына Андрея.

Композитор пишет сочинения, в которых отказывается от строгой рациональной регламентированности: «Диалог» для виолончели и 7 исполнителей решен в свободно-серийной технике. «Три стихотворения Марины Цветаевой» для меццо-сопрано и фортепиано основано на «чистом интонировании», следовавшим за текстом « … мне захотелось написать сочинение совершенно свободное как от технических догм серийной техники, так и технической инерции тональной музыки».  

1966. Второй скрипичный концерт для скрипки и камерного оркестра. Отходя от додекафонного метода, композитор не отвергает его полностью. Он продолжает использовать серийную технику, но пользуется ей свободно, как выразительным средством для воплощения художественного замысла. Этот одночастный концерт – ярчайшее произведение уже сложившегося автора. Впоследствии композитор прокомментировал свое сочинение, разобрав его по тактам, раскрыв заложенный в нем евангельский сюжет. 

С середины 60-х годов продолжается интенсивная работа в кино, которое практически «кормит» его и приносит известность. Он сотрудничает с талантливыми режиссерами: Э.Климовым («Похождение зубного врача»), С. Колосовым (телевизионный фильм «Вызываем огонь на себя»), А.Аскольдовым («Комиссар»), А.Хржановским («Стеклянная гармоника»)… 

В музыкальном плане композитор оказался в ситуации раздвоения. С одной стороны он активно изучал и использовал в своих произведениях современные техники, с другой - работал с так называемыми «прикладными» жанрами в киномузыке. «В конце концов, я стал ощущать некоторое неудобство, некоторое раздвоение… Необходимо… этот разрыв преодолеть… Музыкальный язык должен быть единым, каким он был всегда, он должен быть универсальным. У него может быть крен в ту или иную сторону, но не может быть двух музыкальных языков. Развитие же музыкального авангарда приводило именно к сознательному разрыву и нахождению иного, элитарного языка. И я стал искать универсальный музыкальный язык…».  Композитор приходит к центральной идее своего творчества, которую он облекает в термин «полистилистика». Полистилистика подразумевает сочетание совершенно контрастных музыкальных стилей. 

1967. Первый выезд за границу. На фестивале «Варшавская осень» исполняется его «Диалог».

1968. «Серенада для скрипки, кларнета, контрабаса, фортепиано и ударных». Это сочинение стало одним из его первых полистилистических опытов. Наряду с серией и сериализмом, в нем использованы джазовая импровизация и алеаторная смесь вальсов, фокстротов, полек из его киномузыки. Схожая композиторская техника использована в Первой симфонии, которую он начал писать в 1968.

Соната № 2 для скрипки и фортепиано (Quasi unа Sonata). В сонате в шокирующем сопоставлении представлены разные эпохи в виде кратких отрывков и стилизованных цитат.

Семидесятые годы

1971. А. Шнитке выступает на Международном музыкальном конгрессе в Москве с докладом «Полистилистические тенденции в современной музыке», в котором впервые сформулировал сам термин полистилистика и изложил свою знаменитую концепцию. Доклад стал в некотором роде стилистическим манифестом музыки не только Шнитке, но и целого поколения российских композиторов XX века. 

1972. Завершение работы над Первой симфонией, которую он писал четыре года, не надеясь на ее исполнение. Симфония стала вершинным итогом его творческой деятельности шестидесятых годов. В четырехчастном цикле представлен широкий спектр полистилистических контрастов на фоне зрелищной театральной игры. 

Смерть матери композитора Марии Иосифовны Фогель. Шнитке тяжело переживает потерю. Он начинает работу над фортепианным квинтетом.

Середина семидесятых. Погружение в духовную и философскую литературу. Период интенсивно-духовных поисков, который сам композитор определил как «богоискательство». В середине 70-х годов в творчестве Шнитке наступает период, который принято называть «новой простотой». Он отличается «тихой», медитативной музыкой. Жанры, к которым он обращается, в основном камерные. 

1974. Премьера Первой симфонии в городе Горький (ныне – Нижний Новгород) 9 февраля с симфоническим оркестром Горьковской филармонии под управлением Геннадия Рождественского, которому она была посвящена. 

Начало работы над Четырьмя Гимнами для камерных ансамблей, которые он писал до 1979 года. В них отразился интерес композитора к православной духовной музыке. 

1975. Реквием для солистов, смешанного хора и инструментального ансамбля. Первые наброски Реквиема появились еще в 1972 году, при начальной работе над первой частью фортепианного квинтета. На этом материале А. Шнитке написал Реквием на латинском языке, который стал основной частью музыки к спектаклю театра имени Моссовета «Дон Карлос» по Шиллеру. Реквием как самостоятельное произведение впервые был исполнен в 1977 году в Будапеште. В Москве его слушали в магнитофонной записи, передавая ее друг другу из рук в руки. Из воспоминаний Е. Чигаревой: «Впечатление было сильнейшим. Помню, как плакал литературовед Сергей Бочаров. А поэт Арсений Тарковский написал потом в письме В.П. Бобровскому, что это музыка «и до XVIII и после нас».  

Умирает отец композитора Гарри Викторович Шнитке. В этом же году уходит из жизни высокопочитаемый Альфредом Шнитке Д. Шостакович.

Ноябрь. Шнитке пишет Прелюдию Памяти Д.Шостаковича для двух скрипок или одной скрипки и магнитофонной пленки. Вся пьеса соткана из инициалов Шостаковича – DEsCH, а появляющаяся монограмма BACH, по словам Шнитке «как голос свыше – вбирающий в себя одновременно и DEsCH, - здесь возникает как бы уход в исток».  

1976. Композитор завершает работу над мемориальным Фортепианным квинтетом. Музыкальное развитие сочинения основывается на «чисто интонационной основе ¬– … на работе с небольшой группой родственных мотивов хроматических по структуре».  

В этом же году Шнитке пишет сочинение, в котором тонкий юмор композитора, его блестящая способность к умной иронической шутке, создают атмосферу своеобразного театрального представления. Это в нескольких версиях музыкальная шутка «Moz-Art» и «Moz-Art a la Haydn» для различных музыкальных составов. Предназначалась она для новогоднего концерта камерного ансамбля Гидона Кремера. Музыкальный материал Моцарта (партия первой скрипки из утерянной партитуры пантомимы) Шнитке виртуозно компонует с применением остроумных политональных и полиладовых эффектов. Вместе с сценическими эффектами и шутками создается ощущение «сельского праздника, на котором звучит много музыки сразу в разных строях и все это исполняется по-своему очень остроумными музыкантами-любителями».  

1977. Шнитке создает первый из своих шести Concerto grosso для двух скрипок, клавесина, подготовленного фортепиано и струнных. Шестичастное произведение, сочиненное с мастерством уже зрелого композитора, представляет собой полистилистическую смесь из музыки автора к кинофильмам. 

Работа в кино. Среди наиболее известных фильмов – «Белорусский вокзал» (реж. А. Смирнов), «Агония» (реж. Э.Климов), «Восхождение» (реж. Л.Шепитько) и т.д.

А. Шнитке выезжает с гастролями на Запад. В Советском Союзе его сочинения, как и сочинения его коллег Денисова и Губайдулиной, практически не исполняют. Ему всячески мешают выехать за рубеж на фестивали с собственными сочинениями. Он участвует в исполнении своих произведений как клавесинист в ФРГ, Австрии и Франции в составе литовского камерного оркестра под управлением Саулюса Сондецкиса. 

Восьмидесятые – девяностые.

Возрастание признания и популярности Альфреда Шнитке. Крупнейшие отечественные музыканты широко исполняют его сочинения в Союзе и за рубежом.

1980. Шнитке завершает работу над Второй симфонией. Сочинение было создано под впечатлением посещения композитора монастыря Сан-Флориан в Австрии, где работал и был похоронен Брукнер. В концепции и в форме симфонии параллельно сосуществуют и взаимодействуют два жанровых пласта: на шестичастный симфонический цикл накладывается рассредоточенная григорианская месса.

1981. Третья симфония. Она написана по заказу из Лейпцига в честь открытия нового концертного зала Gewandhaus. Симфония задумана как грандиозная панорама австро-немецкой музыки в исторической перспективе. В ней звучат более 30-ти монограмм композиторов – от Баха до Штокхаузена.

1983. История доктора Иоганна Фауста. Кантата для контр-тенора, контральто, тенора, баса, смешанного хора и оркестра. Немецкая версия текста взята из народной книги «История о докторе Фаусте», изданной И.Шписом в 1587 г.; русская версия – эквиритмический перевод В. Шнитке. В кантате использованы две заключительные главы книги, в которых описываются последние дни жизни Фауста, его смерть. Роль Мефистофеля в сочинении исполняют два солиста: контр-тенор, изображающий соблазняющего дьявола, и эстрадное контральто – дьявола карающего. В кульминационном эпизоде убийства Фауста дьявол-контральто исполняет арию в ритме танго – раскованного, нарочито эстрадного, по словам композитора создающего «шокирующий стилевой контраст» . 

Альфред Шнитке принимает крещение. Место крещение – Вена. Этому событию предшествовал путь сомнений и исканий. В Москве у него появляется духовник – православный священник Николай Анатолиевич Ведерников. Свою духовную позицию он высказал в беседе со своим учеником – «Бог один, но люди идут к нему разными путями.  

1984. Шнитке создает Четвертую симфонию. Ее внутренней программой стала католическая молитва «Розарий» – 15 эпизодов из жизни Богоматери, – которая повествуют о жизни Христа. В симфонии композитором создан оригинальный жанровый тип «симфонии-ритуала» с медитативным, статическим характером развития. С помощью стилизации культовой музыки композитор на симфоническом уровне излагает основную идею сочинения – сосуществование и единение разных религий.

1985. Активная творческая деятельность. До лета создано шесть крупных сочинений, среди которых: Струнное трио, Ритуал, Concerto grosso №3, Эскизы (хореографическая фантазия на темы Гоголя. Балет в одном действии) и, безусловно, две вершины в творчестве Шнитке – Альтовый концерт и Хоровой концерт на слова Григора Нарекаци. 

21 июля. У Альфреда Шнитке обнаруживают обширный инсульт.

Сентябрь. Быстрое выздоровление. По настоянию композитора его выписывают домой, где он приступает к интенсивной работе. 

1986. Концерт для виолончели и оркестра N 1. В финале сочинения композитор использует подключение к виолончели микрофонного усиления, что создает яркий эмоциональный эффект. 

Балет Пер Гюнт по драме Г.Ибсена (балетмейстер - Джон Ноймайер). Удивительный по силе воздействия эпилог балета –Adagio – стал одним из шедевров XX века. По просьбе Мстислава Ростроповича композитор сделал переложение Эпилога для виолончели, фортепиано и хора (в записи). 

Присуждена Государственная премия РСФСР.

1987. Concerto grosso N 4 /Симфония N5/. Сочинение было написано к 100-летию Amsterdam Concertgebbouw Orchester. Примечательно объединение в этом произведении двух этих жанров, прошедших через все его творчество, а также прямое цитирование музыки Г.Малера. По собственному признанию композитора, всю музыку XX века он воспринимал через Малера, в творчестве которого видел для себя путь, противостоящий рациональному сериализму. 

Альфреду Шнитке присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Открылась возможность зарубежных поездок. Теперь композитор может присутствовать на репетициях и исполнениях своих сочинений.

На Западе начинаются фестивали музыки Шнитке.

1989. А. Шнитке получает специальную стипендию в Западном Берлине.

1990. А.Шнитке предоставлено двойное гражданство. Семья переезжает в Гамбург, где он начинает преподавать композицию в Гамбургском институте музыки и театра (Hochschule für Musik und Theater).

Фестиваль музыки Шнитке в Лондоне.

Первая монография о композиторе В.Холоповой и Е.Чигаревой.

1991. 19 июля. Шнитке постиг второй инсульт. 20 сентября он уже дома, отказавшись пройти курс реабилитации. 

Композитор много и плодотворно работает. Он создает несколько больших сценических работ. Это оперы: «Жизнь с идиотом» (1991), «Джезуальдо» (1994), «История доктора Иоганна Фауста» (1994). Пишет Шестую, Седьмую и Восьмую симфонии и целый ряд небольших сочинений. В позднем творчестве вопросы композиторской техники отходят на второй план. Любой техникой Шнитке владеет уже в совершенстве. Его начинает волновать другое – возможность выразить новое ощущение бесконечности времени и бессмертия духовной жизни. Происходят изменения в музыкальном языке композитора: упрощается фактура, усиливается выразительное значение микроинтонаций, ослабляется роль синтаксической конструкции.

1992. Шнитке присвоена японская премия «Империал».

1993. Удостоен Государственной премии России и премии «Триумф».

1994. По всему миру проходят фестивали и концерты, приуроченные к 60-летию композитора.

Июнь. У Шнитке происходит третий инсульт, самый тяжелый по своим последствиям. Свой юбилей он встречает в госпитале, отныне ставшем его вторым домом, принимая множество поздравлений от друзей и почитателей его творчества. Поздравительная телеграмма приходит от Президента России Бориса Николаевича Ельцина. 

Осень. Первый крупный фестиваль музыки Альфреда Шнитке в Москве. 

1996. Шнитке направляется письмо от коллектива педагогов Московского государственного института музыки, созданного на базе Музыкального училища им. Октябрьской революции, где он получил первое профессиональное музыкальное образование. В письме излагалась просьба к нему дать согласие на присвоение институту имени композитора. Альфред Шнитке дает свое согласие, считая это большой честью для себя. 

1997. Девятая симфония (начата в 1995). Последнее сочинение Альфреда Шнитке. Композитор не успел окончательно завершить партитуру. Ее окончание и оркестровую редакцию выполнил Геннадий Рождественский, под руководством которого состоялось первое исполнение в Москве 19 июня 1998 года. Новая редакторская версия была осуществлена Александром Раскатовым и исполнена в Дрездене 16 июня 2007 года.

1998. 3 августа. Смерть Альфреда Шнитке. 

Составитель – Т.С. Урбах 

 


Афиша

01
10/14

 
Концерт, посвященный Дню музыки и Дню пожилых людей


21
10/14

 
Концерт оркестра "Виват, аккордеон!". К 25-летию коллектива



 

Последние новости
25-сентября-2014
Приветственное слово Мэра Москвы С.С.Собянина участникам конкурса "Новаторы Москвы"
24-сентября-2014
26 сентября - родительское собрание студентов колледжа
23-сентября-2014
Уважаемые коллеги! МГИМ им. А.Г. Шнитке и Учебно-методический центр развития образования в сфере культуры и искусства Департамента культуры города Москвы объявляют прием заявок на курсы повышения квалификации...
23-сентября-2014
Заседание Ученого совета состоится 26.09.2014 в 13.30 в читальном зале библиотеки
18-сентября-2014
Курсы повышения квалификации: опубликован план мероприятий на 2014-2015 уч.год

 


 


© 2014, Московский государственный институт музыки имени А.Г. Шнитке.

Все права защищены.
123060, г. Москва, ул. Маршала Соколовского, д. 10
схема проезда

(499) 194-04-33 (499) 194-83-89 (факс)
info@schnittke-mgim.ru

создание сайта 

 


Любые материалы сайта могут быть использованы и опубликованы на другом сайте без предварительного согласования, при полном или частичном использовании материалов ссылка на источник www.schnittke-mgim.ru обязательна. Оффлайновые издания могут использовать материалы сайта только после письменного согласования с руководством института.